5
(1)

Микроинсульт Дэна

Очередная болезнь Дэна.

В понедельник 20 мая я нахожусь на работе. Звонок на мобильный от Дэна. Он кричит в трубку: «Надя, я не могу видеть. У меня раздвоение в глазах. Сильнейшая боль в глазах, очень болит голова. Рвота. Надо ехать в скорую помощь в Солт Лейк Сити (он обслуживается в ветеранском госпитале). Но я не могу вести машину».

Все признаки инсульта, подумала я.

Но я тоже  не могу драйвить, так как нужно ехать по хайвею (скоростная трасса), и у меня паника. Я никогда самостоятельно не ездила в Солт Лейк Сити – не приходилось.  Он звонит матери ( ей за 80 лет), та соглашается его отвезти без проблем. Я вздыхаю с облегчением. Продолжаю работать.

В госпитале. Самостоятельно он не может передвигаться. Головокружение, боль, Видит только перед своим носом, вдаль – раздвоение. 7 часов в госпитале. После проведения обследований, необходимых ему, сообщили, что инсульт исключён, опухоль головного мозга исключена. И направили его к офтальмологам. Те сказали после их обследований, что если будет хуже, то снова сюда обращайтесь, звоните, повторное обследование в конце недели. Обезболивающее. И домой. Предположили, что это микроинсульт мышц глаза, а не мозга. Это я так поняла, но мой английский — не очень-то. А это лекарства, которые были введены ему, согласно выписки из истории его визита.

Вернулись вечером. Рухнул в кровать. На следующий день лучше не стало ни на грамм. Я возвращаюсь с работы, а он смотрит на меня одним глазом. Я присмотрелась – у него скосились глаза. Он говорит, что нужно снова ехать в скорую. Он договорился с человеком из церкви, тот заберёт его в 17.00 часов и отвезёт в госпиталь. Ждём- пождём . Не приехал ни в 5, ни в 6 часов, ни в 7. Дэн в отчаянии. Я наотрез отказываюсь, меня аж знобит от мысли, что мне его нужно везти. Предлагаю ему ехать на такси за мой счёт. Он отказывается из-за дороговизны (300 долларов в оба конца). С матерью поссорился. Свалился в кровать, собрался чуть ли не помирать. Я предлагаю ему дождаться утра и поехать со мной на поезде. Я возьму выходной день на работе. Внезапно, в 19.00 звонит доктор-офтальмолог. Дэн ему жалуется на ухудшение состояния. Тот, выслушав его тираду, предлагает ему приехать на приём завтра к 11.00. На том и порешили. «Коли доктор позволил тебе остаться дома до завтра, то не всё так плохо. Успокойся, не смертельно. Утром мы вместе доедем, я помогу», — говорю я, хотя сама на стрессе.  

В среду 22 мая мы едем на железнодорожный вокзал, я за рулём, оставляем машину на стоянке. Покупаем билеты. Билеты продаются на весь день на любом рельсовом транспорте и стоят 6 долларов на двоих. Практически бесплатно – мой вывод.  Поезд ходит через каждые полчаса. В вагоне у Дэна снова рвота, хотя пьёт он только воду. В центре Солт Лейка пересаживаемся на трамвай дважды. Я веду его за руку, предупреждая о ступеньках, о спусках, подъёмах и пр. Я стараюсь запомнить дорогу на случай возвращения одной.

В госпитале я везу его на кресле. Он обессилен. Ничего не ел с утра, а ведь он диабетик. Еле дождались приёма доктора. Медсестра очень внимательная, молоденькая, фиксирует на компьютере каждое его слово. Приходит доктор. Ростом под потолок, худощавый, на вид 18 лет. Ему помогает другой молодой китайско-японской внешности. Они назначили ему снова МРТ и кровь на анализ повторно. Мы рванули в буфет поесть. Однако, нас снова вызывает доктор через полчаса. И отменяет назначения. (Видимо, «старшаки» не позволили провести повторное обследование, оно ничего нового не покажет», — подумала я). Доктор посоветовал заклеить линзу очков заплаткой, чтоб не было расфокусировки, так как скосился только один глаз. И сказал, что время восстановления зрения от 3 до 6ти месяцев. Обезболивающих для глаз – никаких. Все доктора в Америке очень много разговаривают с пациентом, отвечают на все вопросы, всё объясняют, показывают на картинках – это моё наблюдение.

Домой вернулись уставшие, с болью той же.  Последующие дни состояние мало улучшилось. Тошнота,  рвота, головокружение, боль до сих пор. Но уже нет той паники и страха. «Ко всему-то человек-подлец привыкает», – Достоевский. Во истину прав классик. 

На 1 июня новостей нет. Следующий приём в конце июля. В основном лежит, вчера разбил себе лоб в туалете сослепу. Тяжко ему. А что поделать? Ничего. Терпение и терпение.

Несколько упущенных деталей.

  • О мужчине, который обещал вывезти и не приехал. Поздно вечером звонок в дверь. На пороге его жена и с пакетом еды из ресторана. Она извиняется и говорит, почему он не смог приехать – срочная работа. В качестве компенсации – ужин.  А мы к этому времени уже рады, что не поехали в скорую. Всё-таки церковный люд имеет какие-то предчувствия. К тому же мать не повезла его из-за ссоры. Плюс я наотрез отказалась ехать в ночь. Приход в скорую ничего бы не изменил в его состоянии. Всё, что не делается – всё к лучшему. После звонка доктора всё устаканилось, паника ушла.
  • Надо мне осваивать новые маршруты – жизнь диктует. Спокойно ездить в госпиталь без стресса и паники. Сама страхов накрутила о дороге и живу с ними.
  • О страданиях Дэна. Наверное, заслужил. У него же диабет. Тело разрушается медленно, но верно. Ему грозят и другие болячки. И без этого ветеранского госпиталя давно бы помер.  У него брат умер от диабета лет 15 назад. Здесь капитализм в медицине цветёт буйным цветом. Он ведь орал и до этого случая, что устал жить, хочет к Отцу небесному. Я сказала, что так легко ты не уйдёшь на небеса, что тебя будут спасать, и дальше твоё здоровье не окрепнет. Я ещё и погрубее ему сказала, нарисовав перспективу. Так что лучше тебе жить в мире со всеми окружающими тебя людьми, и особенно со мной. Иначе помрёшь в одиночестве и нищете.  В этот раз он впервые был напуган слепотой. Звучал этот страх в его словах. Видно, жить-то хочет.
  • В четверг 23 мая у него был визит к основному доктору, я бы сказала к терапевту. Уже в Огдене, я возила его. У доктора полная информация о его здоровье: компьютер составляет графики динамики его состояния и все материалы посещений докторов – полная картина развития болезни. Но меня поражает другое. Каждый город имеет ветеранский филиал. Каждый. Впервые я заглянула внутрь этой «поликлиники». Мне открылся длинный коридор и двери-двери-двери по обе стороны. Каждая дверь намного шире обычной – для колясочников.  Вечер, приём заканчивался, все двери полуоткрыты кабинеты как две капли воды похожи по оборудованию и оснащению. И в каждом кабинете есть второй выход – там просторные кабинетики для каждого доктора. Боже мой! Да сколько же у них этих самых ветеранов!!! Впечатление такое: живут дорого-богато. Всё сверкает чистотой и новизной. Видно, что не воруют. Доктор сказал, что его показатели не такие уж и плохие, значит, лечение и профилактика выбраны верные. Визит длился около часа!
  • Почёт и уважуха ветеранам. Как это выражается в быту? Ветераны любят носить бейсболки, футболки    с надписями типа: Я служил в морской пехоте, или ВДВ, или армии, или ветеран Вьетнама и т. д. И люди могут, где угодно, сказать ветерану: «Спасибо за службу». Ещё все массовые мероприятия начинаются с молитвы, с Гимна и с приветствия ветеранов. Их просят встать на трибунах и народ аплодирует.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.